Снова на родине

Тем временем Вагнер получил разрешение вернуться в Германию. Большой радостью был приезд Вагнера в Веймар на торжество открытия <<Всеобщего немецкого музыкального союза>>, организованного Листом в 1861 году. Так как баденский гроссгерцог дал согласие на постановку <<Тристана и Изольды>> в Карлсруэ, Вагнер выехал туда, чтобы подготовить постановку. Артистов он должен был найти сам. С этой целью Вагнер отправился в Вену, где в честь его пребывания был поставлен <<Лоэнгрин>>. Ансамбль певцов венской оперы настолько понравился Вагнеру, что он решил перенести туда постановку <<Тристана>>. Но вследствие болезни исполнителя главной партии пришлось постановку отложить на неопределенное время.




В поисках пристанища. Вагнер поселился в Бибрихе на Рейне, где он начал работу над <<Нюрнбергскими мейстерзингерами>>. Материальные дела его складывались плохо. Лишь помощь некоторых друзей, и в том числе Листа, предотвратила катастрофу. Концерты из произведений Вагнера под управлением автора в Лейпциге, Вене и других городах приносили слабый доход; некоторым облегчением была поездка Вагнера в Россию в 1863 году. Концерты его в Петербурге и Москве, в которых Вагнер исполнил отрывки из своих опер и симфонии Бетховена, прошли с большим успехом. Высокую оценку музыке Вагнера дал В. Ф. Одоевский, хотя и видел противоречия в его творчестве. <<Здесь все было ново, -- писал Одоевский после концерта Вагнера в Москве, -- и глубоко задуманная музыка, как мелодия, и как гармоническое сопряжение, и как оркестровка, и как исполнение с тончайшими оттенками, и как эстетическая дирижировка... Драматическая музыка искусство новое, ему нет и трехсот лет; оно еще движется;

для него еще есть будущность, и Монтеверди, Себастиан Бах, Моцарт, Бетховен, Вагнер суть эпохи этого передового движения; последняя из них -- Вагнер совершается у нас воочию>>. А. Н. Серов так писал о Вагнере-дирижере: <<Зная каждую букву и каждую ноту из напечатанных произведений Вагнера, но еще не имев за границею случая видеть его во главе оркестра, я в минувший четверг пошел в зал дворянского собрания на пробу, чтобы удостовериться на деле в том, о чем печатано уже несколько раз говорил публике, т. е. что Вагнер, как дирижер, имеет себе равным только Листа и Берлиоза (дирижировке которых я бывал свидетелем). Оказалось действительно, что Рихард Вагнер, управляя <<Героическою симфониею>> Бетховена, -- такой же феноменальный художник-поэт, как и в своих произведениях>>. Серов был первым, пропагандировавшим в России творчество Вагнера.

Улучшив несколько свои материальные дела концертами в Петербурге и Москве, Вагнер продолжал хлопоты о постановке <<Тристана>>. Надежда на венский оперный театр рухнула окончательно. Попытка продвинуть <<Тристана>> на оперную сцену в Берлине оказалась безрезультатной. Изнуренный этим, Вагнер решил приискать себе тихий уголок недалеко от Вены, где могла бы спокойно протекать его работа над <<Мейстерзингерами>>. Но покой, о котором мечтал Вагнер, продолжался недолго. Материальные ресурсы были исчерпаны, пришлось снова давать концерты в разных городах. Но и это не принесло желанного результата. Положение Вагнера было близким к катастрофе. Имущество его было конфисковано кредиторами, он оказался бездомным беглецом, без средств к существованию. Вагнера даже начали посещать мысли о самоубийстве. Но в это время неожиданно совершился поворот в его судьбе.

Вагнер в Мюнхене и Трибшене. В мае 1864 года он получил приглашение явиться в Мюнхен к баварскому королю Людвигу II, бывшему пламенным почитателем искусства Вагнера. Неуравновешенный человек, он с фанатической страстью, свойственной людям, психически не вполне нормальным, был влюблен в Вагнера и решил приблизить его к себе. По желанию баварского, короля Вагнер поселился близ Мюнхена по соседству с летней резиденцией короля, который дал ему средства для удовлетворения кредиторов и для спокойной творческой работы. Дружба с баварским королем, хотя и позволила Вагнеру избавиться от материальных мытарств и приняться за осуществление его художественных планов, в то же время способствовала развитию и закреплению у Вагнера откровенно реакционных, монархических, пангерманистких убеждений. Обосновавшись в Мюнхене, Вагнер готовил там долгожданную постановку <<Тристана и Изольды>>, состоявшуюся в 1865 году под управлением Ганса Бюлова -- ученика Листа, друга и почитателя Вагнера в этот период.

Для спокойной творческой работы Вагнер снова поселился в Швейцарии, на этот раз в Трибшене близ Люцерна, где прожил шесть лет (1866 -- 1872). Здесь он в 1867 году закончил оперу <<Мейстерзингеры>>. Первая постановка оперы состоялась в следующем, 1868 году в Мюнхене под управлением Бюлова. В Трибшене Вагнера посещала дочь Листа и жена Бюлова -- Козима. Расставшись с Бюловым, Козима стала женой Вагнера (первая его жена Минна Планер умерла). Таким образом, Вагнер сделался зятем Листа. Сын Вагнера и Козимы (в будущем посредственный дирижер и композитор) был назван Зигфридом по имени главного героя драмы Вагнера. В честь его рождения Вагнер написал замечательную симфоническую пьесу <<Зигфрид-идиллия>>, в которой использовал музыкальный материал последней сцепы оперы <<Зигфрид>>. В течение ряда лет Вагнер диктовал Козиме историю своей жизни, вышедшую впоследствии в трех томах (<<Моя жизнь>>).

В 60-е годы, сначала в Мюнхене, а затем в Трибшене, Вагнер написал ряд статей крайне реакционного содержания. Эти статьи композитора явились характерным выражением реакционной немецкой буржуазной идеологии периода образования Германской юнкерской империи.

В 1870 году, по случаю столетия со дня рождения Бетховена, Вагнер написал книгу о Бетховене, насквозь проникнутую идеалистической метафизикой в духе шопенгауэровской философии. Вагнер был замечательным дирижером - исполнителем бетховенских симфоний. Однако в своей книге, находясь на позициях ложной и реакционной идеалистической философии и буржуазного германского шовинизма, он исказил идейную сущность музыки Бетховена, несмотря на отдельные поэтически тонкие и проникновенные страницы

<<Нюрнбергские мейстерзингеры>>. В этом произведении Вагнер как художник оказался неизмеримо выше своих общественно-политических и философских взглядов. По основной идейной направленности и художественному мастерству <<Мейстерзингеры>> принадлежат к высоким достижениям передового немецкого искусства.

В творческом пути Вагнера <<Мейстерзингеры>> занимают особое, даже исключительное место, Трудно себе представить более противоположные произведения, чем написанные непосредственно одно после другого <<Тристан и Изольда>> и <<Мейстерзингеры>>: в первой опере пессимизм, обреченность, ночь, мрак и смерть; во второй - светлый оптимизм, ясный день, солнечная радость, торжество жизни.

Написанная на бытовой сюжет из истории Нюрнбергского бюргерского быта XVI века, опера <<Мейстерзингеры>>-- наиболее реалистическое произведение Вагнера. Ее герои -- обыкновенные немецкие бюргеры, принадлежащие к ремесленным цехам и занимающиеся поэзией и музыкой.

Главный сюжетный стержень оперы -- борьба передового народного искусства, представителем которого является молодой рыцарь Вальтер Штольцинг, с мертвой схоластикой и рутиной, олицетворенной в образе городского писаря Бекмессера. Бекмессер -- комический персонаж оперы -- обрисован Вагнером остро сатирически; Вагнер разоблачает в нем педанта, не желающего ничего видеть за пределами сухих, устаревших правил искусства. Не нужно доказывать, насколько это было актуально в борьбе с рутиной и консерватизмом в современной Вагнеру художественной жизни. С легкой руки Вагнера слово <<бекмессеровщина>> стало синонимом консерватизма, педантизма и закоренелой рутины. Одним из главных героев <<Мейстерзингеров>> является сапожник и поэт Ганс Сакс (действительное историческое лицо), благородный, честный нюрнбержец, помогающий Вальтеру -- носителю передового народного искусства -- добиться победы в состязании Нюрнбергских мастеров пения. В сочетании живого народного искусства, свободного поэтического вдохновения с сложившимися традициями мастерства -- главная идея оперы.

Сюжет оперы обусловил тесную связь музыки <<Мейстерзингеров>> с народной немецкой музыкой. В отличие от других поздних произведений Вагнера в этой опере наряду с громадной ролью оркестра ведущее значении имеет вокально-мелодическая сфера, особенно в чудесных песнях (песни Вальтера, сапожная песня Сакса); обилие хоров и ансамблей также ставит оперу на особое место среди других опер Вагнера. Комическая сцена драки в финале второго акта поражает мастерством ансамблевого полифонического письма. Конечно, и здесь Вагнер пользуется системой лейтмотивов, и здесь есть непрерывная текучесть музыкального развития. Но все это сочетается с законченностью песенных форм, образующих самостоятельные эпизоды внутри симфонической ткани, чего почти совсем нет в <<Тристане и Изольде>>.

Советуем посетить